Янга Северин рассказ о вампирах

 
 

Янга Северин рассказ о вампирах




Часть I


Как только бледный диск луны
Взойдёт на небосвод,
Глаза откроет он свои
И жертву призовёт…

Лунный свет просачивался сквозь рваные лоскуты облаков. Развалины старого монастыря хранили молчание. Эта некогда святая обитель была разрушена пару веков назад беспощадным временем и местными язычника-ми. Сейчас по его стенам к куполу живописно вился дикий плющ, на крыше росли молодые берёзки, а трава свисала внутрь сквозь разломы. Ночью здесь ночевали птицы, а днём прятались от солнечных лучей вампиры…

…Её белые, как лесной снег, волосы мягким водопадом ниспадали на плечи и обнажённую грудь, серо-голубые глаза излучали страсть, но в них был лёд. Прикосновения изящных рук были восхитительны, но они несли за собой могильный холод…
…Маргарет была дворянкой по происхождению. Её жизнь текла по обычно-му руслу. Подходило время для замужества, но тут неожиданное событие изменило всё – она погибла на ночной прогулке перед сном, став очередной жертвой ужасного вурдалака. Погибла, чтобы возродиться, чтобы стать такой же, как он сам. Седовласая Марго никогда больше не вспоминала прошлую жизнь…

…Алые губы покрывали её грудь поцелуями, длинные ногти впивались нежную кожу, оставляя на ней царапины. Языки пламени в виде каштановых локонов рассыпались вокруг головы. А ненасытные губы спускались всё ниже и ниже. Она запустила длинные пальцы в мягкие платиновые волосы…

- Ты голодна? – спросила Марго у своей любовницы. В лунном свете её волосы сияли серебром.
- Ну, только чуть-чуть, – ответила Лилит и подошла к ней, встав в круг лунного света, проникающего через разлом в монастырской крыше. Она пристально, снизу вверх, вгляделась в её холодные глаза. – Гораздо больше я изголодалась по твоим поцелуям.
Марго улыбнулась, и их губы соединились. Лилит целовалась жадно и самозабвенно, долго не отпуская её из своих объятий.
- Что с тобой, цыплёночек? – спросила Седовласая, когда та, наконец, выпустила её. Марго всегда была немногословна.
- Я не знаю, - был ей ответ,- но мне кажется, будто мы уже никогда не сможем поцеловать друг друга.
Искреннее беспокойство увидела Марго в глазах своей возлюбленной.
- Это опять твои сны, – догадалась она и, увидев кивок в ответ, добавила:
- Глупости. Забудь об этом. Идём на охоту…
И не успела она это проговорить, как огромные древние двери монастыря распахнулись от сильного удара. В проёме показалась огромная чёрная фигура, увенчанная рогами. Лунный свет отражался от вороненых доспехов, играл на лезвии длинного меча.
В глазах Седовласой Марго мелькнул опасный огонек. Она вытащила из-за пояса два длинных кинжала и прокричала:
- Уходи отсюда, если тебе дорога твоя жалкая жизнь!
Но Чёрный рыцарь двинулся вперёд уверенными, хоть и медленными шагами. Остриё его меча жутко скрипело, соприкасаясь с каменным полом и высекая из него искры.
Марго закрыла собой оцепеневшую Лилит и прошипела, оголив белые клыки:
- Умри.
С нечеловеческой скоростью она накинулась на рыцаря, осыпая его со всех сторон ударами кинжалов. Но клинки беспомощно отскакивали от чёрных доспехов, не причинив ему вреда. Одним мощным ударом длинного сверкаю-щего меча Седовласая была оттеснена к противоположной стене. Её бело-снежные волосы окрасились рубиновыми каплями крови, но она лишь страшно прошипела рыцарю в ответ и, выскользнув из-под его меча, растворилась в тени.
Некоторое время её нигде не было видно и он, как ни пытался, не мог обнаружить её. Но вдруг она оказалась у него за спиной. Её любимый трюк – удар в спину, когда жертва ничего не подозревает. Но Чёрный рыцарь не дал застать себя врасплох. Он как будто ощущал её каким-то особым чувством, видел особым зрением. Длинный меч просвистел, описывая полукруг, и достиг своей цели.
Одно мгновение Марго стояла с поднятыми для удара кинжалами, а потом, издав тихий хриплый вскрик, повалилась на каменные плиты пола. Меч разрубил её надвое ровно по талии.
Очнувшаяся, как ото сна, Лилит в один прыжок оказалась на рыцаре. Она зверски рычала и шипела, оголяя жаждущие крови и смерти клыки. Не торопясь, одной рукой он скинул вампира со спины, схватив за каштановые волосы, другой – приставил окровавленный меч к её горлу. Она дёргалась и выбивалась, обливаясь слезами. В её всхлипах можно было различить только одно: «Марго…»
Рыцарь немного промедлил, как бы раздумывая, а потом поволочил Лилит за собой. Упираться она не могла, потому что его рука в латной перчатке всё ещё сжимала её волосы.
Вытащив её наружу, рыцарь громко свистнул. Из леса мгновенно выбежала тень, которая по мере приближения стала обретать формы огромного чёрного коня. Всё, что происходило потом, Лилит осознавала слабо. Рыцарь туго связал её и посадил на своего боевого коня, завернув в чёрное покрывало или плащ.
Она также не знала, куда и зачем они едут. Единственной мыслью в её голове была мысль о невозможности происходящего. Она не могла поверить, что непобедимая Седовласая Марго вот так просто погибла от меча этого неизвестного рыцаря. Прямо как во сне…

Рыцарь небрежно бросил свёрток на пол комнаты. Последовавший за этим глухой стук сопроводился болезненным стоном. Высунувшись из накрывшей её чёрной ткани, Лилит испуганно огляделась.
- Где я? Что тебе нужно от меня? – спросила она у чёрной тени, которая снимала зловещий рогатый шлем, из-под которого показались тёмные волосы до плеч. Холодный и жёсткий тембр его голоса заставил её содрог-нуться:
- Ты, кажется, решила, что можно начать задавать вопросы. Ошибаешься.
Но Лилит не отставала:
- Но я имею право знать, почему ты не убил меня сразу…
- Ты здесь вообще не имеешь никаких прав! – резко заявил он, обернувшись. Тогда она увидела, что его глаза были абсолютно белыми и смотрели невидящим взглядом. Это зрелище было настолько ужасным, что она не смогла удержать прерывистого вздоха. Чёрный рыцарь, будто этого и ожидавший, сменил тон на более мягкий, от чего мурашки побежали по её телу. – Но не расстраивайся так. Я ещё успею тебя убить. Сначала возьму твои глаза, а потом убью.
Он снял с себя чёрное железо, и устало повалился на постель.
- Как ты уже, наверно, заметила, я слеп, но это не помешало мне убить твою возлюбленную упыриху, не помешает и не позволить тебе сбежать.
И с этими словами он мгновенно погрузился в сон без сновидений.
За лесом показались первые лучи восходящего солнца. Лилит отползла дальше в угол, чтобы они не могли достать её.
Странно, но не было той душераздирающей тоски, какая приходит после потери любимого. Лишь только неизвестность будущего и гнетущее чувство одиночества заполняли её душу. Лилит ненавидела и презирала себя за это. Почему она не тоскует по Марго? Ведь она же её любила?

Лилит проснулась от шума. Рыцарь собирался в дорогу, надевал доспехи. Она попыталась поменять положение своего тела и поморщилась: все суставы её тела затекли и любые движения давались с трудом. Всё из-за того, что она так и уснула на полу комнаты, вжавшись в стену и боясь солнца.
За окном сгущались сумерки. Через приоткрытые ставни доносился запах начинающейся ночи, сладкий и манящий.
Одевшись, Чёрный рыцарь бесцеремонно схватил Лилит. Он накрыл её чёрным покрывалом и потащил на улицу. Лилит почувствовала, как заболели бока, когда он закинул её на лошадь.
И огромный чёрный конь бросился галопом. Сбруя мелодично позвякивала в такт тяжёлому грохоту его копыт, клочками вырывающих куски почвы.

Через некоторое время Лилит смогла высунуть голову из-под скрывающего её покрывала. Она жадно вдыхала свежий ночной воздух полной грудью. Прохладный ветер откинул назад закрывающие глаза волосы и освежил лицо. Слепой рыцарь будто ничего не замечал. Он всё также неподвижно сидел в седле и смотрел вперёд. Хотя смотрел ли? Назойливая мысль не давала Лилит покоя. Если рыцарь ничего не видит, то откуда он знает куда едет? Или он так доверяет случаю? А может своему коню?
Но эта мысль лишь мешала ей, потому что в голове она строила планы своего побега.
Они ехали по полю. Высокая трава недовольно шуршала, когда объёмное тело коня врезалось в её море. По обе стороны стояли непроглядные стены леса.
И тут все задуманные планы Лилит отступили далеко назад, как только рыцарь ослабил хватку. Не раздумывая, она выскользнула из его железных объятий и скрылась в лесу, с кошачьей грацией сделав всего несколько прыжков.
Лилит бежала очень долго, пока, наконец, не упала, запнувшись за торча-щий корень. Пролежав так несколько мгновений и отдышавшись, она заползла в кусты и затаилась. Лишь бешеное биение сердца могло выдать её в ту ночь...

«Ну, вот и всё. И нечего было так бояться, – успокаивала себя Лилит, невесело улыбнувшись. – Теперь надо лишь решить куда идти». Кругом был только лес.
Как только она прошла несколько метров, её вампирский слух уловил шорох, неестественный для леса. Лилит испуганно оглянулась назад в поисках его источника. Но кругом не было ни души, лишь шепот листвы на ветру. И облегчённо вздохнув, она повернулась, чтобы продолжить свой путь.
Её крик как нож перерезал лесную тишину.
Чёрный рыцарь захватил Лилит в железные объятия, до адской боли сдавив руки. Он был зол, его гнев сотрясал каждую частичку её тела.
- Если ты... – доносилось шипение из чёрного шлема. - Ещё хоть раз... Попробуешь сбежать от меня, то я отрежу тебе ноги. Чёртова сука!
Рыцарь был страшён в своей ярости. Но страшнее всего было то, что, будучи слепым, он нашёл её, вампира с острейшим слухом и чутьём, в лесу ночью...

- Это он!.. - слышалось повсюду.
- Чёрный рыцарь!.. - шептались по сторонам.
Вороной жеребец гордо вышагивал по главной улице небольшого городка, чувствуя на себе восхищённые взгляды местных жителей, ибо было чем восхищаться: под его кожей играли мускулы, шерсть маслянисто-чёрного цвета лоснилась на солнце, а сверкающая грива развевалась на ветру. Его огромное прекрасное тело приковывало к себе множество взглядов.
Рыцарь ехал молча, не обращая внимания на всех этих людей.
Наверно, весь город повылазил из своих домов, чтобы своими глазами увидеть столь знаменитого у них охотника на вампиров.
- Вампир… - неуверенно произнес женский голос. - Он вампира везёт.
Это сообщение разнеслось по всей улице. Его повторяли множество голосов. Люди вокруг заволновались.
Само собой, накрытая покрывалом Лилит не могла ничего увидеть, но когда конь неожиданно остановился, она сразу поняла что произошло.
- Благороднейший сударь, - начал, откашлявшись, какой-то мужчина впереди. - До нас дошла весть, что ты уничтожил гнездо упырей в Монастыре. Эти вампиры немало бед принесли нашему городу.
Голос говорившего дрожал. Видно было, что он боялся Чёрного рыцаря.
- Потому,- продолжал он, - мы нижайше просим тебя отдать её в руки нашего правосудия, чтобы хоть как-то утешить убитых горем людей.
Воцарилось долгое молчание. Рыцарь всё также неподвижно сидел на своём коне, будто неживой.
В наступившей тишине Лилит услышала металлическое позвякивание неподалёку. Рядом зафыркала лошадь, нетерпеливо скребя копытом землю.
- Смотри, рыцарь. А то сами возьмём, - послышался грубый мужской голос с той стороны, откуда доносился лязг.
- Попробуйте, - спокойно сказал Чёрный рыцарь, и Лилит услышала, как он достаёт из ножен свой длинный меч.
Где-то совсем близко испуганно заржала лошадь.
- Городской страже угрожаешь? - взвыл всё тот же грубый голос.
Рыцарь не ответил ему.
- Дорогу! - не убирая меча, приказал он людям, блокирующим ему путь.
Горожане замешкались. Стража обнажила оружие, давая знак не выпускать наглеца.
Лилит почувствовала, как Чёрный рыцарь дёрнул поводья…

Огромный конь встал на дыбы с диким рёвом и бросился вперёд. Те люди, которые не успели сразу оценить ситуацию, были немедленно прибиты к земле этим чудищем. В два прыжка оно преодолело живую преграду и кинулось прочь из города. Стража не смогла догнать его…

Запах ночи щекотал ноздри, заставляя трепетать всё её существо.
Лилит уже не пыталась бежать. Цепи крепко приковывали её к большому дереву. И этот ошейник так сдавливал горло.
Чёрный рыцарь сидел, прислонившись спиной к стволу. Устало опустив веки невидящих глаз, он отдыхал после неудачного дня, из-за которого ему ещё долго придётся спать под открытым небом. Рядом бродил силуэт коня-великана.
- Долго ещё ехать? - спросила Лилит своего мучителя.
- Тебе не терпится умереть? - усмехнулся он.
- Да! - прорычал вампир. Как же она ненавидела его! Неожиданно проснув-шуюся ярость внутри неё сдерживали только цепи.
Рыцарь усмехнулся.
- Недолго, - ответил он. - Ещё около четырёх-пяти дней пути и всё.
«Всё», - повторилось у неё в голове.
Прошло несколько часов, но рыцарь всё ещё не спал. Лилит чувствовала это. Он просто сидел, закрыв глаза. Возможно, так он следил, чтобы она вновь не сбежала. Здесь, в лесу, это было легче.
- Скажи мне, откуда ты знаешь дорогу? Ведь ты же слеп, - неожиданно спросила Лилит.
Усмешка вновь заиграла на его лице.
- Её видит Затмение. По сути дела я вижу всё, что видит мой конь. Если это можно так назвать, - добавил он чуть тише.
- Но как ты тогда убил Марго? - вновь спросила она, решив удовлетворить своё любопытство до конца. - Ведь его не было с тобой в храме.
- Ты слишком много хочешь знать, - был ей ответ. Рыцарь замолчал, а Лилит не решилась больше у него что-либо спрашивать.

Высоко-высоко в бескрайних синих небесах парит ястреб. Его перья сверка-ют на солнце. Вот он уже так высоко, что кажется всего лишь чёрной точкой, но всё ещё можно разглядеть в ней птицу.
Ветер шевелит листву на старом дубе. Её так много, но видно каждый лист, каждое его игривое движение в лучах заходящего солнца.
Кружево облаков у самого горизонта окрасилось розовым.
А ястреб всё парит…
Рыцарь проснулся, вновь окружённый тьмой.
Вампир кричит. Значит солнце уже встало.

Наконец, они уже были в деревушке, где можно было спокойно отдохнуть на настоящей постели, где никто не знал о нём и о том, кого он везёт с собой. Здешним жителям было интересно лишь сколько он заплатит им за всё. А золото в его карманах водилось.
- Я хочу есть, - услышал он её недовольный голос за спиной.
- Сейчас прикажу что-нибудь принести, - ответил он, протирая лезвие меча. Здешние дороги полны охотниками за чужим добром. И, хотя на металле уже не было крови, он всё ещё чувствовал её запах.
- Ты не понимаешь, - сказала она охрипшим голосом. - У меня голод.
Чёрный рыцарь прекратил своё занятие. Ему до сих пор не приходило в голову, что когда-нибудь ей захочется крови, ведь она же вампир, пусть и не до конца. Он поднялся на ноги и вышел из комнаты.
Через несколько минут рыцарь вернулся и кинул ей, как собаке, дёргающий-ся пушистый комочек.
- Ты что издеваешься?! - закричала она, откидывая от себя крысу. - Я не притронусь к этому, даже если придётся подыхать с голоду!
- Неужели ты думала, что я приведу тебе сюда человека? - спокойно ответил он. - И поверь мне - когда ты будешь подыхать с голоду, то согласишься даже на это.
- Но ведь это тебе нужны мои глаза, значит ты должен заботиться о моей жизни.
Наивность её мыслей заставила его усмехнуться.
- Если надо будет, то я залью тебе в глотку кровь этой твари насильно.
Рыцарь почувствовал удовлетворение от дрожи, пробежавшей по её телу.

Голод стал невыносим.
Слабый солнечный свет, проникающий сквозь щели в стенах комнаты, слепил глаза. Люди на улице говорили нестерпимо громко. От криков ворон казалось, что взорвётся голова.
Все мысли Лилит были только об утолении своего голода. Она уже почти чувствовала вкус крови во рту, слышала, как рвётся кожа под напором её клыков. И тепло. Тепло жертвы…
Чёрный рыцарь спал. Она ощущала, как течёт кровь по его жилам. Но попытаться попробовать её на вкус равносильно самоубийству.
Лилит услышала шаги за дверью и решила рискнуть. Ведь если сюда кто-нибудь войдёт и если она всё сделает быстро и тихо, как её когда-то учила Седовласая Марго, то эта скотина не проснётся или, в худшем случае, не успеет ей помешать.
Она подползла ближе к двери, стараясь несильно греметь цепями, осторож-но отодвинула засов и прислушалась.
Её надежды быстро оправдались. Через несколько минут она услышала лёгкие торопливые шаги. По-видимому, это была молодая девушка, та самая, которая приносила еду.
Раздался тихий стук в дверь. Лилит досадливо выругалась про себя, боясь, что этот звук может разбудить Чёрного рыцаря. Но он всё также неподвижно лежал на кровати.
Наконец, дверь осторожно приоткрылась, и вошла миловидная девушка в сером крестьянском платье.
Вампир немного подождал, пока она приблизиться, чтобы поставить свой поднос с едой. Когда девушка это сделала, хищница, озверевшая от жажды крови, кинулась на неё.
Нож, пущенный из рук слепого рыцаря, в последний момент воткнулся в одно из звеньев цепи ошейника, прибив Лилит к стене с такой силой, что она не могла его вытащить.
Вампир рычал, оголяя клыки, бился в бесцельной злобе, но ничего не получалось.
Чёрный рыцарь поднялся с постели и спокойно сказал, обращаясь к девуш-ке, которая с побелевшим лицом вжалась в угол:
- Иди.
И она стрелой вылетела из комнаты.
Он подошёл к Лилит:
- Искренне советую тебе больше этого не делать.
Его лицо было совсем близко от неё. Она теперь явственно чуяла запах его крови. Голод стал ужасным. Всё на свете перестало её интересовать, кроме него. А Чёрный рыцарь, казалось, не обращал на это внимания.
- Может, я и слеп, - продолжал он, - но не глуп. И слух у меня острый. Запомни: я всегда знаю где ты и что ты делаешь.
С этими словами он вышел из комнаты, оставив её, пригвожденную к стене, биться в бессилии.

Лилит, содрогаясь от беззвучных рыданий, свернулась калачиком рядом с его кроватью. Никогда ещё она не чувствовала себя такой униженной, оскорблённой. Она никогда в жизни не забудет выражения его лица…
Он победил её, её гордость, сломил её волю.
Привкус крысиной крови, запах её шерсти, пропитанной помоями, не покидал Лилит.
Она никогда не простит ему этого. Никогда!
Никогда… Никогда…
Никогда ещё она не была так одинока…
Марго…
Почему её сейчас нет с ней?.. Она бы помогла ей… Помогла отомстить!

Закутанная с головы до пят в плащ Лилит сидела на исполинском коне впереди Чёрного рыцаря. Она молчала уже вторые сутки, игнорируя его издевательства.
Затмение, служивший слепому рыцарю глазами, привёз их в небольшое поселение на берегу реки. С других сторон оно было окружено лесами.
Скоро, совсем скоро, они будут на месте. Ей осталось жить чуть больше суток.

День близился к концу.
Лилит озлобленно сидела в углу комнаты. Стальной ошейник и наручники больно натёрли ей кожу. В комнате, кроме неё никого не было. Но о побеге она уже давно не думала. У этого слепого рыцаря действительно было какое-то особое, другое зрение.
Да. Она сдалась. Перестала сопротивляться судьбе.
О, как она слаба! Жалкое подобие вампира!
Слёзы начали наворачиваться на её глаза, но их поток прервала неожиданно распахнувшаяся дверь. Лилит вздрогнула.
Рыцарь был явно чем-то расстроен.
- У меня для тебя хорошая новость, - мрачно проговорил он, садясь на убогую кровать, которую только и могла предоставить единственная в округе гостиница. – Твоя жизнь продлиться ещё на 3 - 4 дня дольше, потому что солдаты оцепили главную дорогу и проверяют всех проезжающих. Сама понимаешь – я не хочу привлекать к себе внимания.
- Что-то я не чувствую особой радости, - усмехнулась Лилит.
Чёрный рыцарь устало прикрыл глаза и лёг.
В комнатушке долго стояла тишина, но Лилит знала, что он не спит. Нако-нец, она набралась смелости и спросила:
- Скажи, сколько лет уже прошло с тех пор как ты ослеп? Ведь ты не родился таким.
- Около семи.
- И каково это?
- Если не замолчишь, то скоро узнаешь.
Улыбка заиграла на губах Лилит. Но Чёрный Рыцарь мог это только почув-ствовать.
- Нет, я о другом, - не отставала она, облизнув пересохшие губы. – Когда, например, ты видел в последний раз обнажённое женское тело или вообще владел женщиной?
Лилит сама поразилась своей наглости. Но она считала, что ей уже нечего терять.
- Тебе не кажется, что ты слишком дерзкая для приговорённой к смерти?
- Нет, абсолютно нет.
Не услышав ответа на свой вопрос, она сказала:
- Ну, может, ответишь?
- Нет.
Она опять улыбнулась.
- Ага, понятно. Значит уже давно. А, может, - игриво начала Лилит, - это потому, что у тебя нет не только глаз, но и чего-нибудь другого…
Да, наконец-то. Она увидела его замешательство. Что бы сейчас не произош-ло – оно того стоит.
В тот момент, когда Чёрный рыцарь медленно встал с кровати, единственная свеча в комнате мгновенно потухла. Он подошёл к Лилит и, сжав в кулаке цепь от её ошейника, притянул к себе, заставив встать. Железный обруч больно впился в кожу на её шее.
- Я не понимаю причину твоего поведения, - начал он натянуто спокойно. – Что это? Издёвка? Или, может, ты пытаешься нащупать мои слабые места?
Их лица были очень близко друг от друга. Она даже могла чувствовать какое горячее у него дыхание.
- Но мне вообще-то всё равно, - продолжал он. – Да, у меня много слабых мест, но любое из них сильнее тебя. Так что прекрати уже пробовать на мне свои молочные зубки, потому что в следующий раз тебе будет больно.
- А ты ещё не заметил, что мне всё равно?
В голове Лилит пульсировало сейчас одно лишь слово…
Всё равно. Всё равно. Всё равно…
Она просто влилась в эту игру.
- Ну, так что? – продолжала Лилит. – Ты удовлетворишь моё «любопытст-во»? Доставь мне удовольствие в последний раз в моей никчемной жизни, - её голос стал томным и тихим. – Ты же знаешь, что я сдалась и не буду больше пытаться сбежать.
Рыцарь долго стоял и молчал.
- Я не поддаюсь на такую открытую провокацию, - наконец ответил он.
И отвернулся, выпустив цепь из рук.
- Слабак!.. – услышал он за спиной.
Чёрный рыцарь резко обернулся. Послышался звонкий шлепок. От удара Лилит упала на пол, прогремев цепями и даже не вскрикнув. Но рыцарь снова схватил её за ошейник и поднял на ноги.
Они долго молча стояли, пока Лилит, обуянная каким-то безумием, не плюнула ему в лицо и громко рассмеялась.
Чёрный рыцарь будто этого и ждал. Он грубо притянул её к себе и поцело-вал. Лилит поддалась ему. Она почувствовала, как он едва заметно вздыхает, касаясь своим языком её вампирских клыков. Он вмял её своим телом в стену. Цепи больно вдавились в покрытую синяками и ссадинами спину. Но рыцарь будто не замечал её болезненных стонов и начал рвать на ней одежду.
- Сними! – умоляюще хрипела Лилит, – Сними… с меня… цепи!.. Прошу…
Он всё-таки услышал её. Ключ повернулся в замке, и цепи беспомощно упали на пол. Сейчас или никогда…
Лилит резко отпрянула в сторону, а потом кувырком перевалилась через кровать в противоположную часть комнатки.
Чёрный рыцарь, как всегда, был к этому готов, но его быстро протянутая рука не успела ухватить вампира.
- Я думал ты умнее, - проговорил рыцарь.
- А ты не думай, - рассмеялась Лилит. – Сегодня тебе не победить.
- Ты себе льстишь, - ответил он, медленно продвигаясь к ней.
Лилит прижалась к стене, рыцарь попытался вновь схватить её, но она перескочила на другую сторону кровати.
- Не получается, да? – с издёвкой сказала она, рассмеявшись. – Ты убожест-во!
Темнота вокруг без сомнения играла на руку Чёрному рыцарю. Он всё также безошибочно определял, где находится Лилит в данный момент, даже когда она не издавала ни звука.
Но вот рыцарь был уже совсем близко от Лилит. Он сделал обманный выпад влево, и вампир отскочил вправо, прямо в его объятия. Они повалились на кровать.
Лилит дёргалась, пытаясь сбросить его массивное тело. Но всё было беспо-лезно.
- Нет! – кричала она задыхаясь собственным криком. – Нет!.. Если ты сделаешь это… я убью тебя. Я ещё буду смеяться над твоим телом. Вот увидишь!..
Он срывал с неё одежду, время от времени впиваясь в её губы, чтобы приостановить поток проклятий…
Он вошёл в неё. Воздух сотрясали её рыдания, в которых уже ничего нельзя было разобрать...
Он не заметил, как она перестала всхлипывать…
Его тело было так близко. Оно манило своей теплотой. Лилит чувствовала бешеное биение его сердца и… то, с какой скоростью течёт кровь по венам. Он ведь всего лишь человек. Его запах так щекотал ноздри. Волна какого-то животного умопомешательства накрыла Лилит. Она больше не могла сдерживать себя…
Белоснежные клыки впились в мускулистое плечо Чёрного рыцаря. Он протяжно застонал, но продолжил двигаться в прежнем ритме.
Первая порция его крови полилась в жаждущий рот вампира. Лилит жадно пила, чувствуя, как её тело наполняется энергией. И тут другая волна накрыла её с головой. Всё слилось в одно большое чувство, отрывающее её от земли. Она дала выход нахлынувшим на неё эмоциям и закричала, впиваясь ногтями в тело рыцаря. Он снова застонал, только это было мало похоже на болезнен-ные стоны…
Кровь из его раны всё лилась. Она капала на лицо Лилит, на её шею, грудь, пачкала и без того грязные простыни…




Часть II







И бледное его лицо,
И черные глаза,
Преследуют во сне её
До самого утра.


- Чтоб ты сдох, собачий сын! – не удержавшись, прокричала Лилит в открытое окно. И убежала.
Побег дался ей дорого. Можно ли назвать это везением? Но больше она не позволит этой твари добраться до себя.
После того, как Чёрный рыцарь изнасиловал её, он заснул мертвым сном и даже не заметил, как Лилит выползла из его цепких объятий. Она быстро оделась, выкинула из окна всё оружие Черного и сиганула вслед за ним.
Теперь ему придётся сильно постараться, чтобы найти её. Лилит стала умнее.
Но, надо признать, он на многое открыл ей глаза, заявив о том, кто она есть на самом деле. Это было больно признавать, но Чёрный рыцарь оказался чертовски близок к правде.
Лилит не вампир. Ну, почти не вампир. Она была всего лишь живой игруш-кой для уставшей от вечного существования Марго.
Всё изначально было ложью. Всё. Все слова, любовь… Нет никакой любви!
Ах, как жаль, что эта седая стерва уже мертва!
Не останавливаясь ни на минуту, Лилит пробежала десятки километров.
- Так значит я просто человек, считающий себя вампиром? – хрипела она и смеялась.

- Так значит я не вампир?! – кричала Лилит в ночное небо, выпуская из рук обмякшее тело младшей дочери фермера и утирая рукой кровь с лица.
У свободы есть вкус. Это вкус свежей молодой крови.

У запрятанной в лесу деревни, основную массу населения которой составля-ли лесорубы, была единственная достопримечательность. Пещера-логово старого вампира. Ни один смельчак, решивший доказать всему миру чего он на самом деле стоит, не вернулся оттуда.
Но вампир тот был не особо жадный до человеческой крови и редко беспо-коил местных жителей. Да и вообще, здоровый рассудок давно покинул его. Он был слегка сумасшедший.
«То что надо, - подумала Лилит, подходя к пещере. – Здесь я его и встречу, если он, конечно, решит навестить меня».
И она вошла в её пугающий мрак, ни сколько не боясь наступать на челове-ческие останки.
- Уходи, - скрипело со всех сторон в этой пещере.
- Уходи, - смеялся каждый камушек под ногами.
- Лучше ты, - ответила им всем Лилит.
По пещере прокатился звук глубокого вздоха, окончившийся истерическим смехом.
- Кровь! Кровь! – смеялся кто-то. – Свежая кровь! Для меня…
Лилит усмехнулась такой резкой в её жизни перестановкой сторон и достала из ножен кинжал – единственное, что она взяла у Черного рыцаря.
- Даже не думай об этом, выродок, - сказала она вампиру. – Но я пришла не драться, а поговорить.
- Поговорить?! – неожиданно громко закричал он.
- Я люблю разговаривать, - прошептал вампир прямо у неё за спиной.
Лилит обернулась.
Он был высокий, стройный. Его бледное лицо имело аристократические черты. Вампир выглядел как настоящий принц. Вот только глаза горели безумием. Вдруг он исчез, как видение.
- Так о чём поговорим? – ожили вновь стены.
- О смерти? – опять смялись камушки.
- О боли?! – кричал вампир.
- О любви? – томно шептал он ей на ухо.
- О чем?!
- О смерти. Твоей, - спокойно ответила Лилит, не испугавшись этого безум-ного спектакля.
В ответ раздался нездоровый смех.
- Уж не ты ли мне её принесёшь?
- Увы, не я, - вздохнула Лилит.
На мгновение всё затихло, кроме прерывистого дыхания Лилит.
- Да, - сказал вампир, выходя из тени. – Жаль, что это будешь не ты.
Он опустился рядом с ней на колено и нежно взял её руку.
- Жаль, что не эта прелестная ручка воткнёт в меня свой маленький ножик.
Вампир коснулся губами кожи на руке Лилит и тут же отпрянул от неё, как от прокажённой.
- Кто ты? – закричал он. – Ты не человек! Кто ты?!
- Рада, что ты это заметил, - улыбнулась она. – Но не обращай внимания. Просто уходи.
Вампир наклонил голову на бок и тоже улыбнулся.
- Почему я должен уходить? – спросил он.
- Меня преследует один охотник на вампиров, - ответила ему Лилит. – И он скоро будет здесь. Если ты останешься, то тебя он непременно убьёт. И даже если тут не будет меня (это в том случае если ты вдруг решишь испить моей крови), то и тогда он тебя убьёт. Он обязательно будет здесь. Понимаешь меня?
Вампир рассмеялся и вновь исчез во мраке.
- Ему не победить меня! – скрипели стены.
- Ты же не знаешь, сколько мне лет! – смеялись камушки под ногами.
- Седовласая Маргарет тоже так думала, - парировала Лилит. – Поверь мне, он действительно силён.
Ей никто не ответил, будто всё это время она разговаривала сама с собой.

Огромный чёрный конь вез своего хозяина по пустынной дороге через дымящиеся руины, бывшие некогда большой деревней. С приходом к власти короля-некроманта стали уничтожаться целые города. Они просто отказыва-лись платить налоги «всяким выродкам».
«Затмение, скажи, стоит ли мне жить дальше?» - спросил Чёрный рыцарь у своего коня.
«Глупый человек. Конечно, стоит»
«Но ради чего?»
«Ради мести. Месть стоит жизни».
«Но ты же знаешь, что я слишком слаб для своей мести. Сколько мне ещё ждать? Тысячу лет?»
«Тысячу лет». Нет, это был не Затмение. Он сам себе ответил.
Они всё так же медленно шли по разбитой дороге.
«Я устал. Смертельно устал».
«Что? Ты тоже мечтаешь о теплом домашнем очаге, милой красавице жене и толпе ребятишек?»
«Иногда мне кажется, что об этом я мечтал всю жизнь. В конце концов, я всего лишь человек»
«Всего лишь человек? – рассмеялся конь. – Всего лишь человек!»
- Проклятый конь! – рявкнул Чёрный рыцарь, дернув поводья. Голос в его голове прекратил смеяться.
Несколько часов они ехали молча. Пока не рассвело.
Солнце озарило развалины и дорогу, просачиваясь сквозь редеющую завесу дыма. Чёрный рыцарь почувствовал тепло его первых лучей – это было единственное, что оно могло ему дать. И хотя до осени было ещё далеко и солнце грело по-прежнему добросовестно, его тепло не могло растопить тот лёд, что жил в душе рыцаря, его затвердевшую боль.
Почти каждый день он прокручивал в голове картины из прошлого. В основном последние, которые он вообще видел в своей жизни. Предательст-во…
Из-за предательства он слеп. Из-за предательства он превратился в бесчув-ственного монстра…
Тот, кому он так верил, что был готов, словно верный пес, брать пищу с его ладони, использовал его в нужный для себя момент. Он забрал его глаза…
Убил его женщину…
Предательство перерезало всю его жизнь, изменило его до неузнаваемости. Может именно поэтому он не погнался снова за этой странной полувампир-шей. Она тоже жертва предательства…
«Ты успокоишься только когда убьёшь его», - вмешался в раздумья Чёрного рыцаря Затмение.
«Я сделаю это. Будь уверен».
Если бы конь мог улыбаться, он бы это сделал. Чёрный рыцарь знал, чего хочет этот демон.
Мести. Только мести.
«Будет тебе месть!»

- А, вернулся, - сказал, не отрываясь от своих опытов, довольно молодой магик. – И года не прошло. Где ты был?
Чёрный рыцарь устало присел на старый стул и глубоко вздохнул.
- Искал себе глаза, - сухо ответил он и поморщился. – У тебя всегда так воняет?
Магик изумлённо вытаращил на него свои и без того большие покрасневшие глаза. Волосы на его голове, давно, по-видимому, нечесаные, смешно топорщились вверх, а начинающая расти бородка торчала примерно также. Рыцарю повезло, что он был слеп и не видел этого.
- Ты что опять ходил к этой старухе? – спросил он. – Я же говорил тебе, чтобы ты не слушал эту тощую долбанутую бабку.
Он встал со своего места и, подойдя к веникам из всяческих трав, начал в них скрупулезно рыться.
- Мне нужен был хоть какой-то шанс, - всё также сухо говорил рыцарь. – Я не могу сидеть в бездействии.
- Но это же глупо! – не отступал магик. – Вот если, например, она скажет тебе, что ты сможешь победить своего врага только будучи женщиной, ты что безоговорочно ляжешь под её нож?
Чёрный рыцарь соскочил со стула и, схватив магика за шиворот, прорычал:
- Тебе это кажется смешным? Ты смеешь смеяться надо мной? Ты хоть знаешь что такое жить без глаз? А без надежды? Знаешь?!
Он выпустил беднягу, швырнув на ближайший стул, и отвернулся.
Магик долго сидел и с выпученными глазами смотрел на своего друга.
- Но ты хоть их нашёл? – робко спросил он.
- Нет. Мне надоело за ней гоняться.
- Да уж. Ты проявляешь решительное упорство, - почти шепотом произнёс магик.
Чёрный рыцарь не ответил, сев обратно на стул.
В пробирке на столе что-то вдруг булькнуло, и магик, всплеснув руками, бросился к ней.
- Да не отчаивайся ты! – сказал он, изучая жидкость. – Мы ещё что-нибудь придумаем. Я же сделал тебе глаза, хоть как-то видящие в темноте. Смогу сделать и лучше. Да и старуха та иногда дельное говорит.

Единственная свеча давала тусклый свет, наполнявший дальний зал пещеры. Лилит сидела за столом, потягивая ароматное вино из глубокого кубка. Вампир, представившийся как Алексис, сидел напротив и вниматель-но, с какой-то настороженностью дикого зверя, следил за ней, за её движе-ниями. В руках он также держал кубок, но сделал из него всего пару глотков.
- Не знала, что вампир может чувствовать вкус вина, - после долгого молча-ния спросила Лилит.
- Я просто очень давно не пробовал крови, - ответил вампир шёпотом.
- А почему? Ты жалеешь людей?..
- Надоело, - отрезал Алексис.
Снова наступило молчание, во время которого вампир всё также наблюдал за Лилит, а она в задумчивости делала маленькие глотки из своего кубка.
- Я так рад, что ты осталась у меня, - сказал вампир, ни на секунду не сводя глаз с Лилит. – Я был очень одинок и за неимением собеседников часто разговаривал сам с собой. Мне даже кажется, что я начал сходить с ума.
- Да неужели? – усмехнулась она.
- Да-да. Ты, может, и не видишь, но я-то чувствую…
И он снова надолго замолчал.
А Лилит задумалась.
В её голове крутились всевозможные пути, по которым она может пойти. Она могла бы стать вампиром и пить кровь слабых людей, а потом превра-титься в подобие Марго или этого психа. Могла бы стать человеком и жить, как жила до встречи с этой подлой тварью. Или же могла бы убить их всех…
- Скажи мне, милый мой Алексис, - спросила, наконец, Лилит. – Ведь ты же старый вампир, поэтому должен знать о вампирском альянсе, не так ли?
- Будь они прокляты! – закричал он, стукнув кубком по столу и выплеснув всё вино. Стол дал трещину.
- Ого, - сказала Лилит, когда пришла в себя от такой неожиданной реакции. – Всё понятно.
Вампир, вопреки ожиданиям Лилит, не интересовался почему она вдруг заговорила об этом. Он лишь яростно сжимал в руке пустой кубок.
- Я, знаешь ли, обдумываю сейчас план их убийства, - заявила Лилит, наблюдая за его реакцией.
- Давно пора перерезать им всем их поганые глотки, - сказал только Алексис и скрылся в тени.
Лилит вздохнула и, покачав головой, покричала в темноту:
- Но разве ты не поможешь мне?
Вампир опять не отвечал. И зачем только она связалась с этим сумасшед-шим?

Глаза вампира яростно сверкали из-под свисавших на её лицо волос. Она стояла на коленях со связанными за спиной руками, но держала спину прямо, до последнего не признавая победу над собой.
Лилит гордо смотрела на вампира сверху вниз, улыбаясь. Хотя эта вампирша и не состояла в элите Альянса, было приятно ощутить победу. Ведь это лишь первый шаг!
- Тебе повезло, тварь, - подала голос побеждённая. – Но за мою смерть будут мстить. Тогда тебя твой умалишённый пёс не спасёт.
Лилит усмехнулась:
- Мстить? Да кто будет мстить? Разве кто-либо из вас пошевелился, узнав о смерти Марго? А ты? – проговорила она, хватая вампира за волосы, чтобы прямо смотреть ей в глаза. – Чем ты им важнее?
Вампир рассмеялся.
- Её убийцу никто не видел, тварь, - прошипела она. – А моих… Да, я здесь, знаешь ли, не одна.
- Не беспокойся, - зло улыбнулась Лилит. – От моей мести никто не скроется.
И она отпустила её волосы, отходя подальше, чтобы потом кровь не испач-кала её.
- Убей её, Алексис, - приказала Лилит. - Алексис?
Алексис даже не шелохнулся и, сложив руки на груди, с вызовом смотрел ей в глаза.
- В чём дело? - не понимала Лилит.
- Почему ты обращаешься со мной как со своим псом? – ответил он. – Я что твой слуга? Я должен исполнять все твои приказы?
Лилит открыла рот в недоумении.
- Что ты такое говоришь? Ты не понимаешь, что сейчас, вообще-то, не время для подобного?
Связанный вампир рассмеялся.
- О, ну ладно, - после минутного раздумья сказала Лилит. – В таком случае, не мог бы ты исполнить мою маленькую просьбу. Алексис, пожалуйста, будь добр, убей её, - и она указала на смеющегося вампира.
- Ты просишь меня? - улыбнулся своей безумной улыбкой Алексис.
- Да, прошу.
И не успела она это договорить, как смех вампира резко прервался, и его голова покатилась к самым ногам Лилит, всё также не спуская с неё страшных мёртвых глаз. Густая, почти чёрного цвета кровь вытекала изо рта отрублен-ной головы. Она всё текла и текла. Страшно подумать, что в одной лишь голове может быть так много крови. Лужа увеличивалась, вот уже она подступила к ногам Лилит, будто хотела её поглотить. Лилит испугалась и отступила. Ещё и ещё.
И вдруг… Всё прекратилось. Лилит стояла на том самом месте и смотрела на голову, лежащую в кровавой луже, но не такой огромной как она сама только что видела. Странно…
Она посмотрела на Алексиса. Он держал в руке короткий меч, уже очищен-ный от крови и вглядывался в её глаза, словно пёс, жаждущий похвалы. Лилит не сразу сообразила сказать ему:
- Благодарю. Ты хорошо сделал своё дело.
И она пошла дальше, к двери, чтобы исследовать весь замок. Ведь если эта вампирша не врала, здесь должен быть ещё кто-то. Но тут она поняла, что Алексис следом за ней не идёт.
- Так. Ну что ещё? Я тебя плохо поблагодарила? – саркастически спросила Лилит. Её этот цирк начинал потихоньку бесить.
- Я устал, - просто ответил Алексис и исчез.
- Вот ведь чёрт! – закричала Лилит, окончательно взбесившись. – Может, хватит уже издеваться надо мной? Ты хочешь, чтобы я тоже сошла с ума?
Он не отвечал. Лилит глубоко вздохнула.
- Да пошёл ты, - пробурчала она. – Прекрасно! Я и одна, без тебя, справлюсь.
Лилит твёрдой походкой направилась к огромной двери. Решительно схватилась за два стальных кольца, чтобы открыть её, и… не смогла. Дверь заклинило и, что бы Лилит ни делала, она не поддавалась. Даже яростный пинок не помог.
- Ты тоже устала, - услышала Лилит голос Алексиса за спиной.
- А-а. Вернулся, значит, - сказала она, обернувшись.
- Так почему бы нам не отдохнуть. Вместе, - улыбнулся он как-то загадочно.
Лилит помолчала немного, не находя слов.
- Слушай, Алексис, - наконец, проговорила она. – Давай сначала сделаем то, зачем пришли сюда. А потом будем отдыхать. По одиночке, вместе, втроем вчетвером… Ладно?
Алексис улыбнулся и, отодвинув Лилит в сторону, рванул дверь, которая легко распахнулась, и створки её ударились о стены с оглушительным грохотом. Камешки и штукатурка посыпались на пол.
За дверью была большая столовая с длинным столом по середине и множе-ством стульев. Это всё, что можно было выглядеть в темноте, царившей здесь.
- Алексис, зачем надо было так шуметь? - пожаловалась Лилит. – Мы же здесь тайно.
- Пусть знают все: АЛЕКСИС ПРИШЁЛ!!!

- Он сбежал! – сокрушалась Лилит. – Сбежал! О, Алексис, я же просила тебя не шуметь!
Она обернулась, чтобы выразить своё недовольство старым вампиром. Но кругом никого не было.
- Алексис! – закричала Лилит. – Алексис!!! Чёртов псих!
Она зарычала и пнула со всей силы, что появилась у неё вместе со злостью и бешенством, ближайший стул – красивый, изящный, работа настоящего мастера. Стул разлетелся на куски, ударившись о камин. Но этого не хватало, чтобы утихомирить ярость, пылавшую в ней.
Крови. Она хочет крови. Плевать на Алексиса! Плевать на то, что она уподобится тем, кого намеревалась истребить! Плевать на весь мир!
В носу всё ещё стоял гнилой запах той жидкости (кровью это уже нельзя назвать), что вытекла из тела вампира. Хотелось побыстрее избавиться от него, заменить чем-то ароматным, настоящим…
Лилит хотела крови, и ничто не могло остановить её!..

Она была словно пьяна. В душе ещё горел маленький огонёк ярости, но теперь он перерастал в нечто другое. Ей хотелось делать что-то сумасшедшее. Хотелось кричать, рыдать, в конце концов убить кого-нибудь. В ней было столько энергии! Лилит просто не знала в чём выразить её.
Окровавленные руки, измазанное кровью лицо… Нет… не надо было этого делать… Так много крови!..
Что-то рвалось из её груди, из глотки.
Лилит вцепилась ногтями себе в горло, оставив глубокие царапины, мгно-венно наполнившиеся кровью. В боль уходила часть огня, сжигавшего её душу. Она зверски зарычала, сама пугаясь собственного рыка.
- Да что же я за монстр такой?! – взревела Лилит. Слёзы ручьями текли по её щекам, но она даже не чувствовала их.
Лилит упала на колени в мокрую от росы траву и кричала, кричала, крича-ла… Пока не охрипла.

В темноте пещеры перед ней неожиданно вырос Алексис.
- Где ты была? – вопрошал его голос. Лицо и губы Алексиса были неподвиж-ны, а глаза горели безумием, яростью, желанием, страхом и только боги одни знают чем ещё.
- Ты скучал по мне? – игриво отвечала Лилит. Из уголка её рта текла тонкая струйка крови. По-видимому, она прокусила себе язык или губы. Лилит не чувствовала такой мелочи.
Ноздри Алексиса раздулись. Он вдыхал этот манящий запах, он чувствовал его всем телом.
«Когда же ты в последний раз пробовал её?..»
Алексис не отвечал. Он только смотрел на неё. Смотрел и смотрел. И непо-нятно было, что у него на уме в этот момент.
Лилит подошла к нему ближе, томно улыбаясь. Вампир всё также молчал, не сводя с неё глаз. Она чувствовала, как внутри него всё меняется, как нарастает буря. Веко Алексиса чуть заметно дернулось.
Нет, нет. Ещё не страшно.
Лилит рассмеялась. Ей вновь захотелось сделать что-нибудь… безумное. Запереться в клетке с голодным зверем, например. Со львом.
Она обхватила ладонями его лицо и провела языком по холодной щеке, оставив на ней кровавый след.
Глаза Алексиса вспыхнули, но он промолчал и даже не шевельнулся. Эти глаза гипнотизировали Лилит своей странностью, тайной, скрывающейся за ними. В них, как в зеркале, отражались долгие-долгие годы его вечного существования.
Она усмехнулась и, не дождавшись от вампира никаких действий, поверну-лась, чтобы уйти… И тут Алексис схватил её за руку, с силой развернув к себе лицом. Его губы нервно шевелились, всё сильнее приоткрывая клыки, из глотки донёсся рык.
Зверь разгрызал цепи, сковывавшие его. Он рвался наружу.
- Не страшно, - охрипшим голосом проговорила Лилит.
Вампир притянул её к себе и припал к оцарапанной шее. Нет, не припал. Остановился, едва не коснувшись её губами.
«О, да, - думала Лилит безразлично. – Какая сила воли».
- Чудный запах, не правда ли? – прошептала Лилит. – А дурманит почище твоего вина.
Алексис оттолкнул её. Сильно. Она упала на посыпанный мелкими камуш-ками пол. Вампир мгновенно скрылся в тени.
- Чего ты хочешь? – гремел всюду его голос, прерываемый рычанием. Он боролся. Сам с собой. – Тебе не хватает острых ощущений?
- Да, - всё также хрипло кричала ему Лилит.
Её голос сорвался. Она сжала в руках острые камни. Сейчас боль была спасением. Лилит с трудом встала.
Не было сомнений, что он стоит у неё за спиной. Она даже не вздрогнула, когда он положил свои холодные руки на её плечи, когда ткнулся носом в окровавленную шею.
«О чём он думает сейчас?»
Вдруг Алексис, вцепившись в воротник блузки Лилит, резко рванул его и полностью оголил плечи.
«Он сделает это или нет?»
Его рука проскользнула по нежной коже Лилит, размазывая по ней кровь. Он дотронулся пальцем до пульсирующей венке на её шее и замер. Его дыхание было холодным. Оно мурашками прошлось по её коже.
- Безумие чертовски заразная болезнь, - прохрипела она и вырвалась из его рук.
О, видела ли она когда-либо такие глаза? Безумное бешенство, безумная жажда – вот что излучали глаза Алексиса.
Он не торопился сразу же наброситься на неё. Вампир посмотрел на свои пальцы. На них была кровь. Кровь Лилит. Не долго думая, он жадно слизал её всю, не оставив на пальцах ни одного пятнышка.
Сердце Лилит ёкнуло, когда Алексис обратил на неё свои страшные глаза. Она даже отступила от него на шаг.
- Я знаю вкус твоей крови, - зловеще произнёс он. – Куда же ты теперь от меня денешься, красавица?
И кинулся к ней, оскалив белые клыки. Кинжал Лилит, приставленный к его горлу, остановил Алексиса на полпути.
- Ты знаешь, чей это клинок? – сказала Лилит, пытаясь придать голосу больше грозности. – Ты чуешь, чья кровь была на нем, а?
- Не страшно, - усмехнулся Алексис, отбрасывая её руку с кинжалом. Вместо его горла, лезвие резануло вампира по щеке, от уголка правого глаза до самых губ. Но Алексис, казалось, этого даже не заметил. Он тихо рычал, медленно притягивая Лилит к себе, словно удав, а она, парализованная его глазами, не могла сопротивляться.
Вдруг, собрав откуда-то из глубины все свои силы, Лилит рванулась из его объятий и по какой-то счастливой случайности он отпустил её.
Алексис долго смотрел на неё и, не отрывая взгляда, исчез.
Лилит замерла, затаив дыхание, с кинжалом наготове.
Вдруг, одна за другой потухли все свечи, будто какая-то чёрная волна захлестнула их. Кромешная тьма поглотила пещеру.
Откуда-то сверху донёсся смех Алексиса. Но Лилит знала, что он всё равно стоит у неё за спиной. Она сжала рукоять кинжала и, резко обернувшись, разрезала лезвием тьму. Её вампирские глаза, немного привыкшие к темноте, уловили быстрое движение – Алексис в последний момент увернулся от удара. Его голос продолжал смеяться под потолком пещеры.
- Не дурно, - шептал он ей на ухо.
Но Лилит и не думала оборачиваться. Она стояла, не шелохнувшись, и прислушивалась, напрягая все свои чувства, потому что не сомневалась, что сумасшедший вампир хочет убить её. Лилит, конечно, сделала огромную ошибку, что заявилась к нему в пещеру такая красивая, дерзкая и обмазанная кровью, в том числе и своей. Но что теперь делать? Придется как-то его убить. Ну, или хотя бы сбежать…
Но, не смотря на все свои обострившиеся чувства, Лилит не успела увернуть-ся, когда Алексис, так неожиданно появившийся прямо перед ней, схватил её за предплечье. Притянув её к себе, он прошептал:
- Мне нравится! Так нравится!..
Его лицо было отчетливо видно даже в такой темноте, будто он светилось изнутри. Лилит вскрикнула охрипшим голосом и воткнула свободной рукой кинжал ему в плечо. Клинок вошёл глубоко, но Алексис не издал ни звука. Он лишь, нахмурившись, покосился на плечо и кинжал.
- В меня железкой тыкать?! – прокричал он, выпуская Лилит, чтобы достать оружие из тела.
Она не замедлила этим воспользоваться и побежала в глубь пещеры, чтобы найти место, где спрятаться. Лилит, будь она в здравом рассудке, конечно поняла бы, что спрятаться от Алексиса в общем-то нельзя, особенно в его пещере, и бежала бы в лес, не останавливаясь ни на минуту. Он, быть может, даже не стал бы её преследовать. Но, обезумевшая от страха и выпитой за ночь крови, она юркнула под стол, по-детски надеясь, что он спасёт её от всех напастей.
Алексис тем временем разглядывал своё несуществующее отражение в кинжале Чёрного рыцаря. Он ещё раз обтёр его о сюртук, чтоб уж наверняка на нём не осталось следа его крови, и заткнул за пояс.
- Ах!.. – наигранно сокрушался он, глядя по сторонам. – Она спряталась! Куда же это она спряталась? Может туда? – повернувшись вправо, спросил вампир. – Или сюда? – он посмотрел влево.
Говоря всё это, он не спеша приближался к столу.
- Нет. Наверно, она всё-таки там, - он задумчиво глянул вверх.
После небольшой паузы Алексис вздохнул:
- Никак мне её не найти…
Он подошёл к столу совсем близко и схватился за его край рукой. Снизу Лилит с ужасом следила за тонкими белыми пальцами, оканчивающимися длинными ногтями. Они легонько постукивали по внутренней крышке дубового стола.
- А вдруг она… - продолжал вампир. – Нее… Не может быть. Хотя…
Сердце Лилит замерло.
- А что если она… ПОД СТОЛОМ!!!
Алексис прорычал эти слова, молниеносно опустившись на одно колено и заглядывая под стол. Яростно сверкнули его зверские глаза, и Лилит закричала, пятясь от них подальше. Она наткнулась на стул и сразу же встала, выставив его перед собой, словно щит.
Алексис в один прыжок преодолел стол. Гипнотизируя Лилит взглядом, он схватился за ножку стула и потянул к себе, вместе с ней. Но она держалась за его резную спинку, словно утопающий за спасительное бревно.
После небольшой борьбы за обладание стулом, Лилит сдалась и бросила его вампиру. Алексис швырнул деревяшку в дальний угол.
Лилит отступала, шаг за шагом, и вдруг её руки нащупали в темноте ещё один стул. Не задумываясь, ведь Алексис был уже так близко, она замахнулась и ударила его им.
Вампир не шелохнулся, зато стул рассыпался на щепки. Лилит запустила в Алексиса оставшимся у неё в руках куском дерева и бросилась бежать.
И только, остановившись на середине пещеры, она поняла, что его уже нигде нет. Лилит долго прислушивалась, но Алексис исчез и не появлялся.
- Что? Опять надоело? – прохрипела она, переводя дух. – Или устал?
Но вокруг была лишь тьма и тишина.
«Беги, дура. Беги», - слышала внутри она свой голос, но здравый рассудок в ней никак не мог победить дьявольское безумие.
- Фу, ты жалок! – всё так же хрипела она севшим голосом. – Только и можешь, что играться.
Она резко повернула голову в ту сторону, где только что прошелестел отколовшийся от стены камень. Просто камешек, и ничего больше.
- Ты ведь не вампир, - заявила она, оглядываясь по сторонам. – Давно уже не вампир. Потому что не пьёшь кровь. Ты говорил мне, что это несёт в себе только разрушение, но я знаю – ты просто боишься. Боишься той силы, что в ней есть. Боишься, что не совладаешь с ней, и она разорвёт тебя. Трус… Ну давай! – крикнула она куда-то во тьму. – Выйди ко мне! Докажи, что я не права! Выйди и сразись со мной!
Лилит рассмеялась.
- Ну не бойся. Посмотри – я безоружна, - она подняла руки, демонстрируя, что при ней нет никакого оружия. – Ох, Алексис… Ты всего лишь пёс, мой пёс…
Она не успела договорить эти слова. Из тени появился серый силуэт вампи-ра. Его кожа больше не сияла. Горели только глаза. Они стали ещё страшнее, чем раньше. Теперь было уже совсем не понять, что скрывалось за их огнём. Лилит хотела было зажмуриться, но тело больше не подчинялось ей. Даже и без того бурный и разбросанный поток мыслей совсем потерял какое-либо русло.
Некогда аккуратный аристократический рот Алексиса превратился в настоящую клыкастую пасть, из которой донёсся душераздирающий рык. Вихрь чудовищной силы захлестнул Лилит.
- Да ты хоть знаешь, с кем имеешь дело?!
Тело Лилит безжизненно рухнуло на пол пещеры.

Река спокойно поплёскивала за бортом. Её течение не противилось лёгкому ходу парома, который должен был вот-вот доплыть до берега.
Судя по запаху, сгущались сумерки.
Затмение нервно перебирал с ноги на ногу. Демон боялся воды, потому его пришлось хорошенько хлестануть, прежде чем затащить на паром.
Чёрный рыцарь по-дружески потрепал коня по загривку, будто это была самая обыкновенная лошадь, которая могла успокоиться от одного лишь прикосновения своего любимого хозяина. Затмение саркастически фыркнул. Ну, хотя бы он перестал на мгновение думать о воде.
Кроме них и старого паромщика, сонно опёршегося на шест, на плоту был также пожилой обедневший дворянин с дряхлой кобылой. Затмение описал их просто: «Шайка оборванцев». Рыцарю было не интересно, как выглядел этот барон, да и почему конь вообще решил, что он им является.
Плыли молча. Со стороны, где должно было находиться болото, едва слышно доносился лягушачий хор.
Едва слышно паромщику и барону.
Над рекой пролетела птица. Чёрный рыцарь не столько слышал, сколько чувствовал как ветер шелестит в её крыльях, в каждом перышке.
«Всё не могу понять, как это у тебя получается?»
«Долгие тренировки. Необходимость» - просто ответил рыцарь.
«Вот-вот. Лучше бы ты этим и занялся, а то мы опять попусту теряем время – едем к этой старой дуре!»
Рука рыцаря, всё это время покоившаяся на загривке коня, недобро зажала в кулаке несколько волос из густой чёрной гривы.
Подобные действия обычно влияли на Затмение усмиряюще.
Паром причалил к берегу. Затмение резво соскочил на его твёрдую почву.
- Лошадка воды боится? – услышал рыцарь рядом чей-то голос. По-видимому, он принадлежал барону.
- Да, - буркнул он в ответ. Ему не хотелось ни с кем сейчас разговаривать.
Рыцарь запрыгнул в седло и хотел было уже пустить коня в галоп, как тот же голос остановил его.
- Погоди, милейший! – запыхался барон, явно с трудом забираясь в седло. - Не откажи мне в любезности принять попутчика. Здесь одна дорога, так что, куда бы ты не направился, нам по пути. От тебя не убудет, а мне старику – защита. Так как?
Затмение презрительно фыркнул.
«Надеюсь, ты не согласишься».
Чёрный рыцарь помолчал немного и, даже не повернув голову в сторону говорящего, ответил:
- Хорошо.
И резко дернул поводья, чтобы утихомирить ворчание в голове…
Копыта размеренно хлюпали в дорожной грязи. Пахло дождём, только недавно прекратившим звенеть, ударяясь о доспехи.


Создан 21 июн 2007



  Комментарии       
Имя или Email


При указании email на него будут отправляться ответы
Как имя будет использована первая часть email до @
Сам email нигде не отображается!
Зарегистрируйтесь, чтобы писать под своим ником